arteume Друид (arteume) wrote,
arteume Друид
arteume

Categories:

Киев бомбили?

эпиграф "Музыка ворованная, слова убитые" (с) КВН ДГУ
Один читатель на либрусеке по имени fylhtq обратил моё внимание на интересную песню военных лет. Вот она - Провожанье - (http://www.istrodina.com/rodina_articul.php3?id=1580&n=1):
Двадцать второго июня
Ровно в четыре часа
Киев бомбили, нам объявили,
Что началася война.
Кончилось мирное время,
Нам расставаться пора.
Я уезжаю, быть обещаю
Другом твоим навсегда.
И ты, гляди, с чувством моим не шути,
Выйди, подруга,
К поезду друга,
Друга на фронт проводи.
В армию едут ребята,
Едут на фронт воевать.
Девушки плачут, слез не покажут,
Будут в тылу помогать.
Стукнут колеса состава,
Поезд помчится стрелой.
Я в эшелоне, ты на перроне,
Ты мне помашешь рукой.
Пройдут года,
Снова я встречу тебя.
Ты улыбнешься,
К сердцу прижмешься
И поцелуешь, любя.
Есть у этой песни и другой вариант слов (http://www.pozdravleniya.biz/zastolnie/armeiskie/54.html), но он намного более поздний, поскольку в нём упоминается битва за Москву и скорее всего принадлежит другому автору, чья псевдонародная стилистика (напр. "чтоб больше народу убить") резко контрастирует с оригинальным текстом. Поэтому будем рассматривать первый вариант с проводами солдата.
Двадцать второго июня,
Ровно в четыре часа
Киев бомбили, нам объявили
Что началася война.
Война началась на рассвете
Чтоб больше народу убить.
Спали родители, спали их дети
Когда стали Киев бомбить.
Врагов шли большие лавины,
Их не было сил удержать,
Как в земли вступили родной Украины
То стали людей убивать.
За землю родной Батькивщины
Поднялся украинский народ.
На бой уходили все-все мужчины,
Сжигая свой дом и завод.
Рвалися снаряды и мины,
Танки гремели броней,
Ястребы красны в небе кружили,
Мчались на запад стрелой.
Началася зимняя стужа
Были враги у Москвы,
Пушки палили, мины рвалися
Немцев терзая в куски.
Кончился бой за столицу
Бросились немцы бежать
Бросили танки, бросили мины,
Несколько тысяч солдат.
Помните Гансы и Фрицы
Скоро настанет тот час
Мы вам начешем вшивый затылок,
Будете помнить вы нас.
Мотив этой песни трофейный, польский, впрочем у поляков красть красивую музыку в то время зазорным не считалось, так например шлягер 30-х "Утомлённое солнце" - ни что иное как песня "Остання неделя" ("Последнее воскресенье") известная в исполнении Мечислава Фока. Позднее (в 1942-м) на мотив "Провожанья" будут сочинены слова "Синего платочка". Автор слов "Провожанья" неизвестен, по одной из версий им был некто Борис Ковынев (http://www.istrodina.com/rodina_articul.php3?id=1580&n=1), но есть и другие версии. По странной причине никто из поэтов не захотел признаться в авторстве этой песни, хотя бывает наоборот – поэты приписывают себе авторство народных песен. Известно, что эта песня была широко популярна в первые дни войны и по некоторым данным впервые была записана как народная 29.06, т.е. неделю спустя после начала войны (http://www.amic.ru/news/106706/). Песня в полном варианте производит довольно странное впечатление. Одна из посетительниц форума Совмюзик (http://www.sovmusic.ru/forum/c_read.php?fname=22june) оставила вот такое сообщение: "Странно, а почему это Киев бомбили? Ведь немцы перешли границу с Белоруссии, с известного всем города Бреста, ведь Брестская крепость пострадала первой!!! ЧЕ авторы подзабыли начало войны???? Подозрительно! Или я что-то путаю, или я все-тки права!!! Но это не умаляет достоинств песни!!!" Итак, позабыли ли авторы начало войны или нет? Но не только в этом странности песни.
Во-первых, известно точное время бомбёжки кто-то специально стоял с часами и замерял эти "ровно четыре часа утра", будто речь идёт не о налёте противника, а о выполнении задания на учениях.
Во-вторых, вроде бы она и о начале войны, но о какой-то другой войне. Ребята идут на весёлую войну.
В-третьих, согласно песне бомбили только Киев, разрушения и жертвы в Киеве мизерны по сравнению с Брестом, Львовом, Белостоком, но в песне бомбят почему-то только Киев… И вот тут-то и начинаются первые странности.
В 4 часа вечера бомбили или в 4 утра? Что за дурацкий вопрос? – скажите Вы – конечно же 4 утра. Но ведь песня не указывает было ровно 4 утра или ровно 4 вечера. По умолчанию считается, что речь идёт о 4 утра, но вся беда в том, что ровно в 4 часа утра бомбить Киев не могли никак. Во-первых война началась в 3 ч. ночи по Берлину или в 4 по Москве. Началась она естественно с пересечения границы. Учтите, что Киев – не приграничный город и самолётам потребовалась бы пара часов для того, чтобы добраться до Киева. В лучшем случае немецкие самолёты добрались бы до Киева часам к 6 утра.
Военные мемуары киевлян полны "воспоминаниями" об этом событии, но они уж очень песенные. В силу того, что они были записаны после, а значит под влиянием известной песни, можно предположить, что строка из песни могла повлиять на воспоминания мемуаристов. Целая гора мемуаристов указывает на 4 утра, но самолёты подлетавшие к Киеву в 4 утра должны были до 2 ч. утра пересечь воздушное пространство СССР, а значит выдать подготовку к войне. Поэтому приходится выбросить свидетельства всех "вспоминателей", указывающих на песенные "ровно 4 утра". Но и на этом проблемы не заканчиваются. Напротив, есть раяд свидетельств, указывающих на то, что ещё около полудня в Киеве никто о войне не слышал.
Стратегического значения в первые дни войны Киев не имел. Общеизвестно, что немцы бомбили 22-го Лиду, Брест, Гродно, Львов, но это исключительно прифронтовые города. Расположенный намного ближе к границе Минск 22-го не бомбили. Немцы были не настолько богаты боеприпасами и ГСМ, чтобы тратиться на эффектные, но бесполезные действия.
Кто бомбил Киев? Немецкие архивы Люфтваффе молчат об этом.
Сколько должно было быть сброшено бомб? Где жертвы и разрушения? Попытки проверить воспоминания и свидетельства о бомбёжках не увенчались успехом (http://users.i.com.ua/~zhistory/kiev2206.htm). Свидетельства расплывчатые. Мемуаристы путаются в показаниях. Классический пример воспоминаний таков (цит. По указ. ссылке): "За окном чуть светает. (…) Бомбы рвутся где-то на западной окраине Киева. (…) Молочницы, говорят, видели, как немецкие самолеты бомбили Дарницкий мост (…) Бомбили Киев, Севастополь, Минск". Те кто ни разу не бывал в Киеве не поймёт прикола – город расположен на правом берегу Днепра, а значит, Дарницкий мост и другие основные путепроводы через Днепр расположены к востоку от города, а взрывы мемуарист якобы слышал к западу от него. О том, что во время бомбёжки светать не могло я уже говорил. 22-го июня в 6 утра в Киеве – вполне солнечное утро. Минск не бомбили, а бомбили ли Севастополь сказать трудно, Севастополь для сухопутной операции, какой была "Барбаросса" в первые часы войны, никакой пользы не имел. О бомбёжке Севастополя, как и бомбёжке Киева мы знаем из речи Молотова, в которой кстати, говорилось и о налётах финнов и румынов. А вот в Житомире, разбомблённом по данным Молотова бомбёжек не было. Итак, мемуарист лжёт. Не сознательно конечно лжёт, а подгоняет свои воспоминания под общеизвестный канон. Нет, события, которые сопутствовали первой бомбёжке Киева, действительно имели место, но они относятся к более поздним срокам. Когда же люди записывали свои воспоминания они подгоняли их под определённую дату. Итак, похоже что Киев 22-го не бомбили.
"Песня не прижилась" утверждают журналисты "Столичных новостей" (http://cn.com.ua/N241/society/history/history.html), а как я уже говорил на тот же мотив вскоре появилась другая песня. Тем не менее "Прощанье" было популярно в Киеве уже в самые первые дни войны.
Вчитываясь в строки песни ловлю себя на мысли, что она о какой-то совсем другой войне, о совсем другой реальности. Вокруг мирная жизнь, а где-то далеко идёт радостная, победная война. Не о реальной ВМВ идёт речь… Такой запомнилась финская война моей бабаушке приезжавшей к воевавшему "на Финляндии" деду – походить по Ленинграду и вернуться домой к мирной жизни.
Что значит "нам объявили // Что началася война"? Бред. Если бомбили объявлять, что началась война НЕ НУЖНО, все это и так видят и друг другу пересказывают леденящие душу подробности: вон у Сеньки Иванова бомба на завод упала, вон у Лёхи Петрова тёщу осколком убило, вон участковый наш Петя Сидоров с нагана по их "Мессеру" стрелял… Если объявили – значит не такая война началась, а другая… Другая война соответствует "освободительному походу" – "войне малой кровью на чужой территории". Эта та война в которой люди не очень хорошо понимают зачем им распатланная дура на каждом углу напоминает о тексте воинской присяги. Война же которая началась была иной – войной за то, чтобы отстоять право на существование, право на жизнь. НО война после нападения Гитлера и песенно-плакатная война (война рассматриваемой песни и война плаката "Родина-мать зовёт!") как говорится "две большие разницы".
Да ещё эти "ровно в четыре часа" царапают глаз и отсутствие "утра" в тексте песни. Повторюсь, появляется ощущение, что песня о иной реальности. В ней не говорится о бомбёжках других городов, но почему-то педалируется стратегически бесполезный Киев, да ещё с таким откровенным ляпом по времени. Ну не может быть такого, чтоб и песня промахнулась… Дальнейшее относится к категории предположений, правда не настолько невероятных, как это может показаться на первый взгляд.
Предположение первое. Песня написана до войны. В этом случае становится понятным почему не указывается о бомбёжках других городов – автор этих строк пожелавший остаться неизвестным просто не знал, КАКИЕ именно города будут бомбить. А вот о Киеве написал. Когда случилась настоящая война комиссары перебирая песни предназначенные на случай войны нашли и эту песню, подрихтовали её под текущий момент и стали исполнять.
Предположение второе. Поскольку песня была написана до войны – речь скорее всего идёт о провокации, которая должна была ознаменовать начало "Освободительного похода". Предположение не настолько невероятное как может показаться: в ВМВ в чести были провокации, так сама ВМВ началась с провокации немцев на польской границе, а загадочный обстрел привёл к началу финской войны. По плану Сталина именно такая бесполезная вещь как бомбардировка мирного города вдали от границы могла стать основанием для объявления войны Гитлеру. В этом случае бомбардировка советскими же лётчиками при помощи купленных у Германии накануне войны бомбардировщиков могла произойти в точное время. Лететь-то им не из Сувалок или Августова, а с соседнего аэродрома… Когда же должна была состояться провокация? И вот тут-то мы и возвращаемся к проклятым вопросам о том были ли 4 утра или 4 вечера и о том кто засекал время бомбёжки. По имеющемуся у меня предположению строки "Двадцать второго июня // Ровно в четыре часа" в оригинале звучали иначе: "Утром шестого июля // Ровно в четыре часа". (Справедливости ради надо заметить что идеально под ритм подходит и второе июля, но 6 июля – воскресенье и кроме того оно называлось как одна из вероятных дней начала Освободительного похода).
Итак, провокация… Когда эта мысль созрела у меня в голове,я наткнулся на ЛибРусЭке на новую статью Марка Солонина "Три плана товарища Сталина" (http://lib.rus.ec/b/154873) и увидел, что сходная мысль пришла и ему в голову тоже. Говоря о сценарии начала "Освободителього похода" он писал следующее: "Сталин, Тимошенко, Жуков абсолютно точно знали, что в воскресенье 22-го июня 1941 г. "нападение может начаться с провокационных действий". Знали, потому что они сами это нападение и эту провокацию подготовили. (…) Нужна была "ярость благородная"сжигающая сердца. Проще говоря нужно было организовать и провести крупномасштабную кровавую провокацию. В качестве конкретного содержания такой провокации была избрана инсценировка бомбового удара немецкой авиации по советскому городу (городам). (…) воскресный день 22 июня 1941 г. как нельзя лучше подходил для осуществления задуманного. Для получения максимально-возможного числа жертв среди мирного населения бомбардировка днем в воскресенье была оптимальным вариантом: теплый солнечный выходной день, люди отоспались после тяжелой трудовой недели и вышли на улицы, в сады и скверы, погулять с детьми". Кстати, версия Солонина прекрасно укладывается в другой (http://www.sovmusic.ru/forum/c_read.php?fname=22june), известный в 40-х гг. вариант первых строк этой песни: "Двадцать второго июня // В шуме воскрестного дня…"
Итак, Солонин, как и я, пришёл к выводу о возможности подобного рода провокации. Правда Солонин, склонен считать, что Гитлер опередил Сталина лишь на часы, а я склонен доверять 6-му июля (всё-таки не все части были на местах, лишь 23-го должна была начаться плановая мобилизация и т.д.). Бомбардировка Киева 22-го июня, например во время футбольного матча – не более чем красивая версия. Если бы у СССР была полная готовность к войне – Сталин мог бы развернуть свои войска против Германии и утром 22-го, тут уже не провокация, а реальное нападение. Скорее всего в сталинских планах что-то не получалось и он медлил. Поэтому следует отнести возможное нападение на Киев к более позднему сроку – 6-му июля, к тому сроку, о котором, похоже, должно было петься в песне…
Tags: история, совдепия, суворов
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments